Тема: Мафия-3 — Восточный экспресс. Кровью по страницам  (Прочитано 7673 раз)

Оффлайн RK

  • Consigliere
  • Administrator
  • goldsilverbronzethorium
  • Сообщений: 7507
  • Няшность: 568
    •  Мужской
Извеняюсь за опоздание...
По результатам голосования лагерь решил что изгонять кого-либо нет смысла.
Можно начинать отсылань ночные действия.
В лагере темнеет.

    Оффлайн RK

    • Consigliere
    • Administrator
    • goldsilverbronzethorium
    • Сообщений: 7507
    • Няшность: 568
      •  Мужской
    Забвенье красной луны

    Наступило утро. Солнце вставало медленно, однако птицы уже вовсю пели свои радостные песни. На траве была роса, а центральный костёр давно погас. Кто-то вышел из вагона и пошёл за водой. Кто-то пошёл посмотреть, не осталось ли поленьев. Кто-то решил проверить вагон-ресторан. Однако никто не ожидал и даже представить не мог, что же ждёт их в ближайшие часы…

    Из личных записей Сеомана Зилджиана:

    Начало нового дня в лагере не заладилось. Не прошло и часа, как проснулись первые люди, как весь лагерь собрался у несчастной каюты Александры Меерман. Девочка, и без того пережившая много горя, снова подверглась колоссальному шоку. Она сидела на коленях и не переставала плакать над телом г-на Гаррета. Повсюду было много крови, и девочка долго не могла ничего сказать, но, в конце концов, её успокоили и выудили кусочек информации. Хотя она и не говорила, но бережно в блокнотике вывела. Мы терпеливо ждали, что же она расскажет…

    "Мистер Гаррет прищёл ко мне ночью выпить пару стаканчиков виски. Мы спокойно сидели у меня, как вдруг, зашел какой-то низкий человек. Когда он увидел опьяневшего Гаррета он сразу начал бить Гаррета по голове рукояткой пистолета. Потом он посмотрел на меня и ушёл. Это был Адам Смит…"

    Вот что гласила запись, вся заляпанная кровавыми отпечатками и следами слёз. Девочка не переставала плакать… Больше её никто спрашивать не стал. Сеймур Кросс спокойно отвёл Александру в свою каюту поспать. Ей нельзя видеть то, что теперь творилось в её каюте. Нужно подумать, куда переселить бедняжку… Сколько ещё придётся перетерпеть девочке?

    Дневник Сеймура Кросса:

    День 16.

    … После того как я отвёл девочку в своё купе, я вернулся к мистеру Сеоману. Ждал указаний. Мы переговорили и решили лишний раз взглянуть на место убийства. Мистер Сеоман вызвал к себе мужчин и попросил осмотреть остальные вагоны. Женщины же сидели вокруг главного костра.

    Я и мистер Сеоман оказались в купе Александры. Это была ужасная картина. Тело Гаррета Хаура лежало посреди комнаты. На голове у него был кровавый след, череп проломлен, на полу полно крови. Странно, что девочка не сошла с ума после увиденного. Следов борьбы не наблюдалось. Казалось, что убийца подошёл сзади и сразу опрокинул жертву. На улице я услышал крики. Мистер Сеоман попросил меня пойти и разобраться, что к чему. Я выбежал на улицу. Кричал Гийом О'Брайан. Он звал меня в вагон Джона Смита. Когда я вбежал туда, Гийом, стоя рядом с Хидеаки, попросил заглянуть в купе. Картина была ужасающая. Молодой человек лежал у противоположной стены. Его одежда была вся в крови. В животе зияло два отверстия от пуль. Да, смертельное ранение. Вокруг была кровь, однако пока было сложно сказать, сопротивлялся парень или нет. Только мистер Сеоман может разобраться, что к чему. Осмотрев купе, я не нашёл никаких улик. Я поспешил рассказать всё мистеру Зилджиану. Пока я бежал в вагон Александры, далеко впереди я увидел машущего Диего. Он был с Николасом. Я бежал туда со всех ног. Оказалось, что мы у вагона Адама Смита. Какое совпадение…

    - Что случилось? И тут?
    Диего опустил взгляд. Николас отвернулся.
    - Когда мы вбежали в купе, я был уже в смятении. Адам Смит лежал на кровати. Его голова была прострелена.
    - Когда мы пришли, дверь была приоткрыта…
    "Убить спящего человека!"
    - Кто же мог устроить эту кровавую баню?! – кричал я.

    Я резко выбежал из вагона, попросив на лету Диего и Николаса пока оставаться тут. Я бежал к мистеру Зилджиану. Только он мог помочь. Только он! …

    Из личных записей Сеомана Зилджиана:

    Я вернулся в свою каюту забрать блокнот, чтобы сделать заметки о соответствующих убийствах, то обнаружил там две записки. Одна была написана на листке бумаги печатным текстом, вторая — маленькая и от руки. Кто-то вёз с собой печатную машинку? Я решил, что сперва нужно прочитать первую. Я попросил Сеймура помочь мне. Через минут двадцать вокруг костра у всех на виду я начал её читать:

    "Друзья, все знают, что среди нас убийца. Это невыносимо страшно. Сейчас каждый стоит перед трудным выбором. Возможно, перед самым трудным выбором в жизни. Вам тяжело доверять друг другу, но прошу Вас нам поверить. Я и мой друг каждую ночь выходим, чтобы проследить за одним из нас, ведь это необходимо для того, чтобы скорее найти убийцу. Эта ночь была невыносима... Прошлой мы проследили за человеком по имени Вито Корлеоне, но мы не стали писать о нём, потому что этот человек не оправдал наших подозрений. В ту ночь он брал кровь у одного из участников аварии... Мы решили не рассказывать об этом, но теперь, когда этот человек мёртв, я и мой друг не можем молчать. В эту ночь человек, за которым мы следили, привел нас в лес прямо к реке. Мы видели, как погиб Вито! Мы были в нескольких метрах от него в эту минуту, но не успели прийти на помощь. Только сегодня мы поняли, что, должно быть, тяжело умирать, когда убийца смотрит на тебя такими холодными глазами. Сейчас нам кажется, что зря луна осветила двух людей, один из которых был уже почти мёртв... потому что мы увидели лицо убийцы. Это был Николас Романофф. Теперь мне трудно смотреть на этого человека, но уверяю вас, он не должен быть здесь... не должен".

    Бенджамин Томас и Дик Финчер

    Вторая записка была менее содержательной: "По некоторым причинам, хотелось бы обратить внимание жителей лагеря и особенно констебля и детективов на странное поведение Лейлы Риера и Рауля Гонзалеса. К ещё двум участникам крушения я пока только присматриваюсь, поэтому их имена называть не буду, пока не буду уверен в их злых намерениях".

    Телохранитель

    Все сидели молча. Никто не шелохнулся. Я следил за реакцией, но эмоции были слишком разнородными. Однако большинство взглядов было устремлено в сторону Николаса. Вокруг чувствовалось замешательство. Четыре трупа. А наводка на одного убийцу… Решив разрядить обстановку, я предложил для начала похоронить тела.

    Список персонажей:
    1. Вито Корлеоне.
    2. Диего (Пако Веласкес)
    3. Мария Фернандес.
    4. Рауль Гонзалес.
    5. Лейла Риера.
    6. Элиза Ириарте.
    7. Яна Шевчук.
    8. Адам Смит.
    9. Эмилия Морган.
    10. Ян Робэр.
    11. Гаррет Хаур.
    12. Джон Смит.
    13. Хидеаки Абэ.
    14. Ференц Хуньяди.
    15. Александра Меерман.
    16. Гийом О'Брайан.
    17. Николас Романофф.
    18. Томас Брейнкрафт.

      Оффлайн RK

      • Consigliere
      • Administrator
      • goldsilverbronzethorium
      • Сообщений: 7507
      • Няшность: 568
        •  Мужской
      Увидев застреленного, сначала наступил шок. Затем смятение и оцепенение. Когда же запахло палёной плотью, я кинулся убрать тело с огня. Бесспорно, Николас Романофф был мёртв. Ещё один труп, ещё одна прерванная жизнь. С одной стороны, мной овладело чувство несправедливости. Так не должно было быть. С другой - удовлетворение. Ведь этот человек убил другого, невинного. Я даже начал сожалеть, что тогда огрызнулся тому итальянцу.

      Собрав, спустя некоторое время, людей, под командованием мистера Сеомана мы закопали тело на кладбище и отправились к костру. Надвигалась ночь... Вокруг все проявляли нервозность. Кто-то разошёлся по вагонам. Мы же с мистером Сеоманом остались на улице. Мало ли что... Мне почему-то казалось, что всё ещё только начинается, что эта ночь будет не менее кровавой, чем предыдущая. Что же делать... Неужели мы все здесь сгниём...

      С этими мыслями я пошёл в вагон-ресторан и обнаружил, что еды там почти не осталось. Всё куда-то исчезло. Как же так. И никто на протяжении дня этого не заметил?

      00.10 по московскому времени 24.04.08

      Высылайте НД. Почему-то Избранный не был доступен сегодня. Но всё равно шлите ПМ или сообщения через аси к нему.

      Список персонажей:
      1. Вито Корлеоне.
      2. Диего.
      3. Мария Фернандес.
      4. Рауль Гонзалес.
      5. Лейла Риера.
      6. Элиза Ириарте.
      7. Яна Шевчук.
      8. Адам Смит.
      9. Эмилия Морган.
      10. Ян Робэр.
      11. Гаррет Хаур.
      12. Джон Смит.
      13. Хидеаки Абэ.
      14. Ференц Хуньяди.
      15. Александра Меерман.
      16. Гийом О'Брайан.
      17. Николас Романофф.
      18. Томас Брейнкрафт.

        Оффлайн RK

        • Consigliere
        • Administrator
        • goldsilverbronzethorium
        • Сообщений: 7507
        • Няшность: 568
          •  Мужской
        Газета и ответы на НД будут сегодня. Это точно. Ответы выполнены на 75%.

        Не забывайте о газете. Можно слать записки, господа! А также активно включайтесь в обсуждение виновных! Без этого игра НИКАК не пойдёт!

        Изменение пункта 18 правил игры:

        18. Разрешено прямо раскрывать свою роль/абилку или роль/абилку другого игрока, так же можно давать ложную информацию. Также разрешено косвенно указывать на роль/абилку. Запрещено приводить доказательства того что это действительно ваша/чужая роль. Например можно сказать "я комиссар", но нельзя приводить конкретные примеры своей деятельности. Верить вам или нет каждый игрок решает сам для себя. Что рассматривать как доказательство - решают ГМ-ы. Нарушителей ждет адекватное наказание от предупреждения до модкилла.

        Газета

        Охота на ведьм

        Утро пришло как всегда неожиданно. У костра уже сидел Сеймур Кросс. Было такое чувство, что он не умеет спать. Рядом оказался старик Томас Брейнкрафт. Старик оказался умелым картёжником. Вот в таких тонах и проходил рассвет.
        Высунулось усталое лицо Рауля Гонзалеса из вагона. Парень убежал к реке, сказав: ”Доброе утро! Сеймур, ты всю ночь в карты играл, что ли?” Затем вышла Александра Меерман. Она выглядела довольной. Подбежала к костру. Но, увидев, что Сеймур и Томас сидят без ничего, сказала: ”Я сбегаю за водой!”
        - Кажется, кого-то увидят голым…
        - Главное, чтобы это не повредило её психику, - ответил Томас.
        Раздался смех. Одно из немногих явлений в лагере…
        Ференц вышел на пробежку. Диего откуда-то вынес гамак и пошёл крепить его к деревьям в тени… О чём все они думают? Ведь всего лишь вчера произошло целых четыре убийства…

        Дневник Сеймура Кросса:

        День 17.



        С утра я встретился с Томасом Брейнкрафтом. Пожилой человек оказался отличным собеседником, хотя я и не люблю с кем-то болтать. Мы играли в преферанс. Благо, вчерашний опыт игры с Ференцем позволил мне долго не ”раскачиваться”. Однако Томас всё равно победил.
        - Спасибо за игру!
        - Не за что, мальчик. Ты отличный игрок для своего юного возраста. Но ты слишком эксцентричен. Больше терпения, и всё пойдёт как надо.
        Мы пожали друг другу руки. Я огляделся и увидел, что многие уже вышли из вагонов. Через некоторое время прибежала Александра вся пунцовая. Кажется, мои догадки оправдались. Но мало ли что могло там произойти…
        В голову пришла неожиданная мысль. Никто не видел Яну Шевчук уже давно. Мало кто знал её хорошо, мало кто с ней общался. Однако я решил, что пора бы проверить, куда делась молодая особа. Всё ещё не отойдя от смерти мистера Сеомана, я решил проверить купе Яны Шевчук. Томас Брейнкрафт жил по соседству с девушкой и во время игры высказал свои подозрения. Он не слышал шума в купе уже давно. Вместе мы последовали к злосчастному вагону. Когда дошли до комнаты Яны, я постучал в дверь. Никто не отвечал. Я рванул дверь — бесполезно. Пришлось обходить вагон и разбивать стекло. Когда я заглянул внутрь, я ужаснулся. На кровати сидела молодая девушка, руки её были двух кастрюлях, полных красной воды. Только спустя секунду я понял, что это кровь. Рядом с девушкой лежала бритва. Где она её успела достать? В купе и подошёл к двери. После проверки оказалось, что она заперта изнутри. Я открыл её и впустил Томаса. Старик был ошеломлён. Он сразу же прислонился к стене и начал часто дышать.
        - Успокойтесь, мистер Томас. Здесь уже ничем не поможешь…
        - Но она так молода… Вскрыть себе вены…
        - Когда вы в последний раз её видели?
        - Не помню… Дня полтора назад… Или больше… Она была нелюдима…
        Я подошёл к мёртвому и уже побелевшему телу. Осторожно поднял одну руку из кастрюли… Мои руки тряслись. Да, порез был глубоким. Бритва была вся в крови, которая уже успела пропитать постельное бельё и засохнуть. Несомненно, девушка была самоубийцей. Однако…
        - Так это же моя бритва! – воскликнул Томас.
        Голова сразу же пошла ходуном — Томас убийца? ”Нет же, я же сам только что решил… Девушка умерла по собственной воле”, — подумал я.
        - Однажды я оставил дверь незапертой. Вернувшись, я заметил, что бритвы нет. Не придав этому значения, я вытащил запасную… Какой же я был дурак…
        - Успокойтесь, мистер Томас. Бесполезно сожалеть. Она мертва.
        Тут я заметил на столе записку. Подняв её, я начал читать вслух: ”Я не могу больше этого вынести. Многое повидав и посетив много стран, я не мыслю своей жизни без приключений. Однако эта поездка оказалась мне не по зубам. Жить в постоянном страхе и безумии, паранойе и недоверии… Я так не могу. Я бежала от этих чувств из дома. Я смогла отвлечься от этого ада за рубежом, но он снова настиг меня. Я думала, что изменила судьбу, но мой рок оказался проворнее… Бритву я украла у мистера Томаса, поэтому не думайте, что он убийца. Возможно, среди вас было много хороших людей, но я не хочу смотреть на то, как мы убиваем друг друга, превращаясь в зверей. Я не хочу…”
        На нижнем краю листочка я увидел следы от засохших слёз. Мне стало не по себе. Уже второй день. Два дня подряд кровь. Дыхание смерти леденило душу, от него стыла в жилах кровь.
        - Мистер Томас, я думаю, нам нужно её похоронить. Скажем остальным, что тут произошло…
        - Да… Вы правы, Сеймур…
        - И заберите бритву.
        - Вы с ума сошли? Зачем она мне? На ней отпечаток смерти…
        Когда мы выходили из купе, я ещё раз взглянул на девушку. Застывшее выражения плача на лице… ”Ещё один крест на нашем кладбище… Кто же следующий?”

        Запись обрывается…

        На сердце было тяжело. У костра уже кипела жизнь. Люди обговаривали вариант собирания провизии… А я всё бежал и бежал в своё купе. Открыв свою дверь, я обнаружил несколько бумаг. Снова я увидел печатный текст… Но помимо неё было послание, выведенное отличнейшим подчерком. Даже сразу и не определить, кто писал — мужчина или женщина. Подпись снизу гласила, что она отправлена констеблем. Я решил прочитать сначала печатный текст, так как у меня всегда были проблемы с чужими почерками…

        ”Идеальный почерк”

        Друзья! Этой ночью я в очередной раз вышел охотиться на злоумышленников, скрывающихся среди нас, и должен признать, что охота была в равной степени и опасной, и удачной. Я собирался проследить за одной крайне подозрительной особой, и когда ночная мгла позволила мне передвигаться незаметно, отправился в путь. Бесшумно подкравшись к интересующему меня вагону, я услышал какую-то возню. Я подобрался максимально близко к источнику звука, и смог разглядеть человека, который упаковывал что-то в мешок. Это определенно была девушка. Я достал револьвер и, уже не скрываясь, сделал пару шагов в ее направлении.
        - Добрый вечер, - негромко проговорил я, но готов поклясться, что для нее эти слова прозвучали, как гром в ясную погоду.
        Она резко выпрямилась и мгновенно бросилась на меня. Я не успел достать револьвер – чертовка ловко нырнула под мою вытянутую руку и сбила меня с ног. Мы покатились по насыпи, отчаянно борясь. Руки у девушки были на удивление сильными, и одной из них она намертво вцепилась мне в горло. Ситуация стала приобретать крайне серьезный оборот, мне было трудно дышать, поэтому, наплевав на церемонности, я револьвером, который на счастье не выронил, огрел бестию по затылку. Она обмякла и уронила голову мне на грудь. Я столкнул её с себя, перевернул на спину и только тогда понял, что мои подозрения оправдались – это была Лейла Риера. Я проверил пульс девушки – она была в порядке, только потеряла сознание. Тогда я заковал её руки в наручники и отнёс в вагон Николаса Романоффа, в помещение проводника, которое заранее выбрал как тюрьму, потому что в нём не было окна, через которое можно бежать. Я снял с неё наручники, затем связал, и, когда она пришла в себя, провёл допрос. На мою удачу Лейла оказалась предателем и выдала своего подельника, однако его имя я пока не готов раскрыть. Но не беспокойтесь – он будет под наблюдением, и возмездие обязательно настигнет его. А в мешке была еда, по-видимому, украденная из вагона-ресторана. Мешок лежит рядом с дверью в тюремное купе задержанной как доказательство.
        Друзья, все улики свидетельствуют против Лейлы Риера, поэтому призываю вас проголосовать за ее изгнание.

        Констебль

        ”Напечатанная правда”

        Друзья, прошлая ночь стала роковой для всех нас, и мы надеемся, что больше не потеряем столько людей за одну ночь. Вчера ночью мы стали свидетелями убийства и спасибо, что поверили. Мы думаем, что Николас был справедливо наказан...
        Но пора подойти ближе к делу. Мой друг сказал, что стоит следить за Ференцом Хуньяди, на что я и согласился. Мы нашли его у костра, он играл в карты с Сеймурой Кроссом, с ними был и Рауль Гонзалес. Мы, к сожалению, не слышали, о чём они говорили, но потом Рауль и Ференц ушли. Мы следовали за ними, но они вскоре скрылись в вагоне, где жил Рауль. Я и мой дорогой друг затаились в тени и стали ждать. Ожидание было долгим и волнующим, но вскоре венгр покинул вагон в одиночку. Мой друг отправился за ним, а я пошёл проведать Гонзалеса, его спутника. Осторожно прокравшись в вагон, я нашел его живым и здоровым. Мой друг позже сообщил мне, что Ференц заходил в вагон, где когда-то жил погибший Вито. Мы не знаем, что он там делал, но после Хуньяди вернулся к себе, где и провёл остаток ночи. Мы не предъявляем никаких объявлений, но просим Вас обратить внимание на странное поведение этих людей.

        Бенджамин Томас и Дик Финчер

        После прочтения у меня возникла в душе надежда. Надежда на то, что злодеяния всё-таки остановятся. Я выбежал из вагона и собрал всех, кого видел. Но начал оглашение записок только после того, как собрались все.

        Список персонажей:
        1. Вито Корлеоне.
        2. Диего (Пако Веласкес)
        3. Мария Фернандес.
        4. Рауль Гонзалес.
        5. Лейла Риера.
        6. Элиза Ириарте.
        7. Яна Шевчук.
        8. Адам Смит.
        9. Эмилия Морган.
        10. Ян Робэр.
        11. Гаррет Хаур.
        12. Джон Смит.
        13. Хидеаки Абэ.
        14. Ференц Хуньяди.
        15. Александра Меерман.
        16. Гийом О'Брайан.
        17. Николас Романофф.
        18. Томас Брейнкрафт.

        Объяляется день. Лимит - 48 часов. Присылайте записки, тогда днём будет газета.

          Оффлайн RK

          • Consigliere
          • Administrator
          • goldsilverbronzethorium
          • Сообщений: 7507
          • Няшность: 568
            •  Мужской
          По правилам:

          Удалена возможность детективов проводить допрос. Это откровенный чит. Потому что я могу вопросы поставить таким образом, что одна возможность соврать всё равно ничего не даст - придётся слить всё. О фантазии коллег догадываюсь. Поэтому пусть детектив будет в уже понятной всем роли по слежке.

          По сюжету:

          Дело близилось к вечеру, однако лагерь не стихал. Со всех сторон разносилось: "Изгнать Лейлу! Изгнать!" У меня уже голова начала кружиться. Однако меня в чувства привели слова: "Хватит! Довольно споров! Пора осуществить решение! Разве вас не убедили послания?" Это звучало так убедительно и авторитетно, однако смысл сказанного дошёл до меня чуть позже, а посмотреть на говорящего у меня даже не было и мысли. Я был в замешательстве. Хотя и понимал, что время пришло.

          Решено было послать за Лейлой Риерой меня, Томаса Брейнкрафта, Ференца и Рауля. Мы даже решили взять с собой столовый нож на всякий случай. Остальных же попросили остаться в лагере и присмотреть друг за другом. Когда мы добрались до нужного купе, то, как и было сказано в записке, обнаружили мешок. Томас заглянул внутрь.
          - Смотрите, так оно и есть. Да тут ещё и ключ!
          Провизию было решено пока оставить на месте. Ференц открыл дверь, а Рауль рванулся внутрь. Но напрасно. Девушка сидела спокойно на койке и смотрела в пол. Ференц и Рауль взяли её под руки и вывели из вагона. Каждый знал, что она прекрасно ориентировалась на местности, поэтому по пути к вагону было решено уйти вглубь леса и привязать её у одинокого дерева. Во всяком случае, у неё будет шанс выжить... И это лучше, чем убивать.
          Мы прошли мимо костра. Взгляды были прикованы к рыжеволосой девушке... Кто-то смотрел с укором, кто-то с наслаждением. А кто-то даже с сожалением... Неизвестно, сколько прошло времени, как мы были в пути. Река была уже давно позади. Вдруг мы обнаружили именно то, что нужно. На небольшом лугу стоял одинокий ветвистый дуб. Я уже приготовил верёвку, как девушка резко наступила на левую ногу Рауля, отчего тот выпустил девушку. Ференцу же досталось по животу. Девушка выхватила у бразильца нож и пустилась бежать. Однако в погоню за ней пустился венгр. Его каждодневные тренировке позволили настигнуть Лейлу быстро, но мы не видели происходящего, так как беглецы удалились слишком далеко. Была заметна возня. Мы подбежали и увидели ужасную картину...
          Лейла Риера лежала на траве, над ней с окровавленным ножом в руке сидел Ференц...
          - Жители лагеря вынесли решение... Я не хотел...
          - Молчи. Не говори ничего... Ведь я... Я люблю тебя... Надеюсь, в иной жизни всё сложится по-другому...
          - Лейла... Лейла... Я люблю тебя... - с губ молодого человека срывались слова его же жертвы.
          - Я буду с тобой...
          Глаза рыжеволосой девушки закрылись... А Ференц всё повторял её слова, как заклинание. Неожиданно он прижался к ней и обнял. Я, Томас и Рауль молча смотрели на всё это. Не знаю, о чём думали они, но на душе у меня было тяжело. Тяжело от всего, что произошло. Это одна большая трагедия. Наша общая трагедия.
          Мы решили забрать тело девушки и похоронить её с остальными. На этом настаивал венгр. Он винил себя в её смерти... В драке за нож он случайно вонзился ей в живот. А это смертельная рана... В молчании мы вернулись в лагерь. Ни с того ни с сего я снова ощутил тяжесть на душе. Как будто что-то произошло. Но вроде всё было в порядке, судя по лицам сидящих. Однако я заметил, что нет одного человека. Эмилии. Я попросил Томаса и Рауля помочь Ференцу с похоронами Лейлы. Сам же побежал к черноволосой девушке.
          Пока я был в пути, вспомнил, что она не была с нами в момент голосования. А я не придал этому значения тогда. Я взбежал в вагон, и проследовал мимо купе. Одно было раскрыто... Ужас сковал меня... Девушка лежала на полу, полном крови. Я бросился к ней. Но она уже была холодна и лишь твердила:
          - Сестра... Сестра... Ты мертва... Я тоже хочу умереть...
          - Эмилия! Эмилия! Не умирай!
          - Сестра...
          Глаза её сомкнулись. Слишком поздно. Снова. Какой-то злой рок! Только сейчас я заметил, что она перерезала себе вены ножом. А нож был тут же - в руке.
          В другой я увидел записку, заляпанную кровью. Я вытащил её и начал читать:
          "Очень сложно обманывать остальных, и очень сложно обманывать саму себя. Все мы умрём здесь! Все! Все умрём! Кто раньше, кто позже... Но всё равно это место будет нашей общей могилой. Всё очень просто - это наше наказание... за всё... что мы когда-то совершили... Я не хочу ждать своей смерти, трястись, и надеяться, что она минует меня... просто не хочу бояться..."
          Не в силах больше ни о чём думать я поднял девушку и пошёл на улицу. Кажется, вагон носит отпечаток смерти. Больше всего выживших в катастрофе было именно здесь... Но затем каждый из них погиб трагической смертью... Когда же это закончится?

          P.S.: смерть Эмилии не модкилл. Если у кого будут вопросы...
          P.P.S.: в купе Лейлы было обнаружено ружьё. Видимо, этой ночью она должна была патрулировать лагерь. Сеймур Кросс забрал его, чтобы затем отдать кому-то выполнять долг (другими словами - на выбор ГМ'а отдаётся персонажу любому).

          Объявляется ночь. Лимит тот же - 48 часов. Специально ввиду проблем некоторых людей со связью.

          Список персонажей:
          1. Вито Корлеоне.
          2. Диего (Пако Веласкес).
          3. Мария Фернандес.
          4. Рауль Гонзалес.
          5. Лейла Риера.
          6. Элиза Ириарте.
          7. Яна Шевчук.
          8. Адам Смит.
          9. Эмилия Морган.
          10. Ян Робэр.
          11. Гаррет Хаур.
          12. Джон Смит.
          13. Хидеаки Абэ.
          14. Ференц Хуньяди.
          15. Александра Меерман.
          16. Гийом О'Брайан.
          17. Николас Романофф.
          18. Томас Брейнкрафт.

            Оффлайн RK

            • Consigliere
            • Administrator
            • goldsilverbronzethorium
            • Сообщений: 7507
            • Няшность: 568
              •  Мужской
            Злой рок

            Очередное утро. Оно ничем не отличается от остальных. И каждое утро жители лагеря просыпаются в волнении. Страх правит здесь безраздельно… Если ты проснулся, значит, жив. Значит, можешь бороться дальше. Вот только за что? За очередные муки и волнения? Не легче ли не просыпаться вообще? Нет! Кого-то спасает вера в Господа, а кого-то — вера в справедливость! Но есть ли ей место в этом локальном аду?..

            Дневник Сеймура Кросса:

            День 18.



            Я проснулся очень рано. Иногда такое бывает, когда что-то сильно волнует. В этом лагере я потерял спокойствие, потерял бесстрашие, потерял отца… Однако я чувствую, что меняюсь. И не в худшую сторону. Порой кажется, что уже ничто и никогда не сломит меня, не раздавит и не подчинит. Победить страх в себе — вот, что нужно мне в первую очередь!
            Одевшись быстро, я обнаружил на полу под дверью записки. Их было две. Обе написаны от руки. Я насторожился, ведь печатного текста не было. Надеюсь, ”ищейки” ещё живы. Ведь на них огромная доля надежды на спасение…
            Я решил пока не читать записок и отправился в лагерь. У костра никого не было. На земле я обнаружил немного мусора: огрызки от яблок и кожура от апельсинов. Вид бывшей еды пробудил аппетит, и я побежал в вагон-ресторан. Кое-что ещё осталось из мешка с продуктами. Прихватив с собой пару груш, я вернулся к костру и стал ждать.
            ”Надеюсь, все живы. И надеюсь, что эта ночь была последней из томительных… И где же эта чёртова помощь? Неужели всем плевать на то, что знаменитый Восточный Экспресс потерпел фиаско, не проехав даже полпути? Как же я надеюсь, что не надо будет в очередной раз орудовать лопатой и закапывать тела убитых… Это невозможно вынести…”
            ”Нет”, - сказал я сам себе. ”Ты трус или кто? Ты забыл, что тебе сказал мистер Сеоман? Тряпка! Ты обещал! Клялся! Страх должен отступить, иначе ты всю жизнь проведёшь, словно загнанный дворовый пёс! Живи!”
            Эти слова, адресованные самому себе, пробудили меня. Я решил немного размяться. Так прошло двадцать минут. Но вдруг…
            ”Ференц Хуньяди. Он же встаёт обычно раньше всех на свою обычную зарядку! Надо проведать его”. Я быстро оказался в нужном вагоне. Боясь разбудить Александру, я тихо постучал в дверь Ференцу. Не открывает. Громче. Не открывает. Я дёрнул ручку — заперто. Без церемоний я начал барабанить в дверь, но никто не отвечал. В соседнем купе я услышал шорох. Видимо, Александра проснулась. Решив проверить, в купе ли венгр, я скоро оказался у окна. К моему удивлению, оно было открыто. Мне стоило много усилий заглянуть внутрь…
            Тут же я пожалел о своём упорстве. Мне скрутило желудок, груши полезли наружу, но я сдержал себя. И успокоился. Кажется, вид трупов уже наталкивался на мой нарождающийся ментальный иммунитет. Медленно и старательно я залез в купе, сел на окно и свесил ноги в купе. Ференц лежал на земле, в луже крови… Было очевидно, что убийца выстрелил в затылок, от чего голова наполовину превратилась в месиво… Я спрыгнул в купе и подошёл к двери. Заперта. Изнутри заперта. Из окна его не могли достать. Видимо, кто-то подкараулил парня у входа, оглушил и затем пристрелил бездыханное тело. Об этом свидетельствовала поза жертвы. Упади Ференц в своём купе от оглушающего удара, он бы лежал без вытянутых в сторону двери ног и рук… Мне захотелось побыстрее уйти из купе, оповестив затем остальных. Я пошёл на автомате к окну, собираясь выйти так же, как и вошёл. Но тут же остановился. ”Вот идиот, ты же не убийца…” Снова осенило! Убийца затащил тело внутрь, запер дверь, совершил убийство и скрылся, выпрыгнув в окно. Как раз только в этот момент я заметил лоскутки какой-то мягкой ткани на ручке окна. Некоторые свалились на стол… Убийца зацепился одеждой за окно. Возможно, он даже ушибся…
            Пока я стоял и анализировал, сзади подкралась Александра. Она начала, было, говорить, но тут же я услышал глубокие вздохи. Девушка задыхалась.
            - Ференц…
            Подбежав к ней, я обнял её.
            - Успокойся, малышка. Тебе лучше этого не видеть…
            Я отвёл её в вагон ресторан и напоил воды. Но Александра лишь смотрела в пустоту. ”Очередной шок. Бедняжка…” – подумал я. У костра уже оказались Томас, Диего и Мария. Вместе мы прошли к телу убитого. Я рассказал о своих умозаключениях. В целом, все согласились. И что самое интересное, никто особого сожаления не высказал. В людях поселился холод. Хорошо ли это?



            Прошло уже три часа. Венгр был похоронен, а я шёл к костру на общее собрание с очередными записками. Достав первую, я начал читать. Но знал, что жители смутятся, услышав содержание.

            ”Хороший полицейский”

            Друзья, мы уже нашли двух убийц и если и дальше будем действовать сообща, то сможем выжить до прибытия долгожданной помощи. Настало время сообщить имя подельника Лейлы Риеры. При допросе она созналась, что это Александра Меерман. Мы с сержантом призываем вас сделать этим днем правильный выбор и покарать убийцу.

            Констебль

            ”Плохой полицейский”

            Друзья, как я уже говорил, нам неслыханно повезло – арестованная мной Лейла Риера оказалась предателем и выдала одного из своих подельников. Теперь я готов назвать его имя – это Хидеаки Абе. Информация достоверна на 100%. Может статься, что я не переживу эту ночь, но вы теперь знаете кого изгнать следующим.

            Констебль

            Я пустил рукописи по рукам. Все были шокированы. Со всех сторон слышались недоумённые голоса. Однако два человека, написавшие это, думали о другом. Они искали друг друга в толпе. Ведь кто-то из них врал, а кто-то говорил правду. Кто-то был убийцей, а кто-то хранителем порядка…


            Список персонажей:
            1. Вито Корлеоне.
            2. Диего (Пако Веласкес).
            3. Мария Фернандес.
            4. Рауль Гонзалес.
            5. Лейла Риера.
            6. Элиза Ириарте.
            7. Яна Шевчук.
            8. Адам Смит.
            9. Эмилия Морган.
            10. Ян Робэр.
            11. Гаррет Хаур.
            12. Джон Смит.
            13. Хидеаки Абэ.
            14. Ференц Хуньяди.
            15. Александра Меерман.
            16. Гийом О'Брайан.
            17. Николас Романофф.
            18. Томас Брейнкрафт.

            P.S.: названия к запискам подобраны наобум. И ничего не означают. Это не подсказка, кто врун, а кто нет.

            Объявляется день. Лимит - 48 часов.

            Не забывайте, что есть дневная газета.

            P.P.S.: ещё раз прошу прощения за задержку! Объясню всё в логе!

              Оффлайн RK

              • Consigliere
              • Administrator
              • goldsilverbronzethorium
              • Сообщений: 7507
              • Няшность: 568
                •  Мужской
              Голосование окончено. Результаты на 00:00 такие:

              Абэ (4) vs. Меерман (2).

              По сюжету:

              В поселении во второй половине дня было воистину жарко. Жаркая полемика между Диего и Раулем чуть не закончилась дракой. По виду Рауль вроде не выглядел больным, но его обычная холодность вдруг переменилась. Кажется, он очень волновался и нервничал. Возможно, если он и правда отравлен, последней надеждой будет внимание доктора. Если же он врёт... Покажет следующее утро. Погружённый в свои мысли я не заметил, как образовалась группировка из голосующих. Большинство было против Хидеаки Абэ, который тихонько сидел в стороне. Александры не было среди всех, так же как и Яна и Гийома. Элиза и Диего, несмотря на численный перевес соперников, всё-таки остались на своём и отказались обвинять Хидеаки. Осознав, что мнение оппонентов представляет мнение большинства, они удалились в свои купе. Именно в этот момент я и подошёл к Раулю, Марии и Томасу.

              - Решено. Хидеаки Абэ должен быть изгнан.
              Секунду я был в недоумении от появившейся в собственном голосе стали.
              - Рауль, ты себя как чувствуешь?
              - В порядке, Сеймур... Хотя могло быть и лучше.
              - Мария, попрошу остаться у себя, пока мы уведём Хидеаки. Томас, Вас попрошу снова помочь нам с Раулем.

              Однако, когда я обернулся, меня ждал сюрприз. Хидеаки Абэ не было на месте. Конечно, любой бы на его месте поступил так же, но он всё ещё опасен.

              - Рауль, со мной в его купе. Мистер Томас, присмотрите за Александрой. Мария, предупредите Диего и Элизу! - Всё это я прокричал быстро, на бегу к купе Хидеаки.

              "Надеюсь, Ян сумеет постоять за себя, если что". Я уже вбегал в вагон, когда увидел приоткрытую дверь в купе. Но думать не было времени. Я рванул дверь и... ничего не обнаружил. Это было действительно купе японца, однако окно было закрыто, на полу был чемодан, на столе - кое-какая еда, книги, одежда, сигареты и маленькая бутылочка сакэ. Видимо, память о родине. Я подошёл к окну и попробовал открыть, но, как оказалось, его заклинило. Даже вместе с Раулем нам не удалось справиться с неподалкой. Вместе мы начали обыск. Пришло вскрыть чемодан ножом, чтобы осмотреть содержимое. Однако ничего интересного не было найдено. Но вот под матрасом мы обнаружили кимоно. Красивое шёлковое кимоно, которое до недавнего времени можно было хоть на выставку везти... Оно было порвано и пошло по шву. Несомненно, я обнаружил нитки именно от этой одежды.

              - Но неужели Абэ сумел скрыться, прихватив с собой орудие убийства? - спросил Рауль.
              - Не знаю... Не могу поверить... Если это так, то я даже боюсь предположить, что он наделает с этой штукой...

              Тут я снова обратил внимание на книги. Кодекс Бусидо, что-то о конфуцианстве, даосизме... Жюль Верн. Конечно, не странно видеть эту книгу тут, ведь мы выехали из Парижа, но... Рауль, видимо, прочитал мои мысли и взгляд, взял книгу и принялся листать. Через пять минут, пока я полез на полку для багажа, он воскликнул:

              - Вот удача!

              В книге был пистолет в специальной для этого нише из вырезанных страниц. Пистолет выглядел довольно новым. Маскировка была идеальна. Мало кто заподозрил бы японца, на вид доктора, в перевозке оружия. Да и была бы отговорка - сувенир из Франции - книга популярного писателя. Хидеаки оказался не простачком. Пока Рауль рассматривал пистолет, я обнаружил в книге ещё и патроны к нему. Затем я и бразилец решили уничтожить оружие. Для этого нам потребовалось меньше пяти минут. Всего лишь несколько ударов об пол. Отдельные части я завернул в лежавшую неподалёку газету. В этот момент в купе вошёл Томас Брейнкрафт. Мы показали ему находки и рассказали обо всём. Он заявил, что все предупреждены об исчезновении Хидеаки Абэ. Александра же спит. Я поблагодарил пожилого профессора за помощь, он лишь улыбнулся и ушёл. С Раулем мы заперли купе. Бразилец затем ушёл к себе, а я отнёс кимоно и пистолет к себе и запихнул в чемодан. Подальше от глаз. Затем я подошёл к костру, налил стакан воды и принялся размышлять о событиях этого дня.

              "Японец скрылся. Он понял, что обречён. Пока мы были увлечены спором, он тихо ушёл. Видимо, в сторону кладбища, так как мы бы его заметили, проследуй он к вагонам. В этом богом забытом месте легко заблудиться. Скорее всего, он попытается найти ближайший населённый пункт. Однако, если помощь к нам до сих пор не пришла, это маловероятно... Он сам обрёк себя на гибель. Хотя... Что ему оставалось?"

              Вот так лагерь лишился ещё одного человека. Он не дал убить себя и ушёл сам. Просто исчез.

              Список персонажей:
              1. Вито Корлеоне.
              2. Диего (Пако Веласкес)
              3. Мария Фернандес.
              4. Рауль Гонзалес.
              5. Лейла Риера.
              6. Элиза Ириарте.
              7. Яна Шевчук.
              8. Адам Смит.
              9. Эмилия Морган.
              10. Ян Робэр.
              11. Гаррет Хаур.
              12. Джон Смит.
              13. Хидеаки Абэ.
              14. Ференц Хуньяди.
              15. Александра Меерман.
              16. Гийом О'Брайан.
              17. Николас Романофф.
              18. Томас Брейнкрафт.

              P.S.: объявляется ночь. Предварительный лимит - 48 часов. Присылайте НД!

                Оффлайн RK

                • Consigliere
                • Administrator
                • goldsilverbronzethorium
                • Сообщений: 7507
                • Няшность: 568
                  •  Мужской
                “Химический” Али

                Ночь выдалась беспокойной. Исчезновение осуждённого подпортило нервы каждому из жителей лагеря. И каждый задавал себе хотя бы один раз вопрос: “А что, если он вернётся и захочет отомстить?” Такие мысли с трудом можно назвать катализатором сна. Однако вечно нервничать невозможно. Нужно что-то решать, что-то делать. Словом, занимать себя работой. Только так можно отвлечься от тех горестных событий, что происходят в этом богом забытом месте. В каждом теплилась надежда на приход помощи. В каждом, кроме Сеймура. Иногда он приходил к мысли, что единственный осознаёт всю плачевность ситуации. Тем не менее, у него созрел кое-какой план действий на этот день. На собрании он и собирался его озвучить.

                Дневник Сеймура Кросса:

                День 19:




                Уже на автомате я просыпался ровно в восемь часов. Я даже на время не смотрел. Организм работал словно часы. За всё время пребывания в лагере я изменился, превратившись в холодную и отлаженную машину. Перед сном я уже разработал план того, что бы сделал на следующий день не без помощи некоторых жителей. Однако главным для начала было другое — проведение общего собрания.
                Собравшись с мыслями, окончательно избавившись от остатков сна, я принялся собираться. К моему удивлению, на полу не было ничего: ни одного письма. “Вот так новость!” – подумал я. В голове сразу же зашевелились плохие мысли о чьей-то смерти. Тем не менее, мне не составило труда восстановить душевное спокойствие. Я уже был готов ко всему.
                Вспомнив, что Рауль Гонзалес жаловался на отравление, я решил проследовать сразу к нему. Но в купе его не было. Оно было пусто, а дверь была отворена настежь. На полу я обнаружил некоторые следы засохшей крови. Надеясь на лучшее, я отправился к остаткам от костра. Спустя час я уже был не один. Спустя два, нас уже было четверо. Вскоре собрались все. Все, кроме двух человек: Рауля Гонзалеса и Гийома О’Брайана.
                - Где же они могут быть? – спросил мистер Брейнкрафт.
                - Да где угодно. Видимо, Раулю не захотелось, чтобы мы увидели его безжизненное тело, истерзанное физическими муками от отравления. Вот он и ушёл. – Сказал Диего.
                - Всё же я надеюсь на лучшее… - Прошептала Мария.
                После такой краткой, но весьма негативной ноты, я перешёл к изложению плана действий. Я и мистер Брейнкрафт должны были пойти среди дня на рыбалку, как в прошлый раз. Диего я попросил остаться за главного и вместе с Александрой и Элизой заняться обустройством лагеря и поиском полезных вещей, которые могли бы остаться от погибших. Увы, суровая реальность обязывает действовать такими крайними мерами. Яна и Марию — поискать какое-нибудь пропитание в лесу.
                - Обсудите мой план, а я пока отправлюсь на поиски ирландца…

                ”Прощальная весточка”


                Я быстро оказался перед дверью в купе Гийома. Постучался, но ответа не последовало. После пяти минут безуспешных ударов в дверь я счёл необходимым просто вломиться туда. Дверь отодвинулась на удивление легко. Внутри было пусто. Ни чемодана, ни вещей. Ничего. Только записка на столе. Я подошёл к заметил, что на ней несколько грязных отпечатков. Они напомнили мне кровь… Вполне возможно, ведь ирландец целых два раза не выходил из вагона ночью. Кажется, это был какой-то недуг. Взяв записку, я начал читать:
                “Мне очень жаль писать это, но приходится. Я покидаю вас, господа. Жить в постоянном нервозном трепете невозможно. Каждая последующая ночь всё более невыносима. Плюс ко всему, у меня произошёл рецидив болезни печени. Чтобы не чувствовать больше душевного смятения и не быть обузой, я ухожу. Ухожу в путь в одиночку. Возможно, я смогу добраться до населённого пункта. Возможно, умру. Но с вами мы точно больше никогда не увидимся. Не поминайте лихом! И если окажетесь в каком-нибудь ирландском пабе, вспомните старину О’Брайана и выпейте за меня!
                Гийом О’Брайан”

                “Неожиданно”, - подумал я. Но кроме этой мысли, в моей голове больше не родилось ничего. Я даже не заметил сожаления. Прямо с запиской в руке я вернулся к костру и зачитал её. На лицах некоторых из жителей я прочитал смесь скорби и жалости, на лицах других безразличие и даже ухмылку.
                - Но не будем грустить о том, что уже не вернуть. Как вам мой план?..

                Список персонажей:
                1. Вито Корлеоне.
                2. Диего (Пако Веласкес)
                3. Мария Фернандес.
                4. Рауль Гонзалес.
                5. Лейла Риера.
                6. Элиза Ириарте.
                7. Яна Шевчук.
                8. Адам Смит.
                9. Эмилия Морган.
                10. Ян Робэр.
                11. Гаррет Хаур.
                12. Джон Смит.
                13. Хидеаки Абэ.
                14. Ференц Хуньяди.
                15. Александра Меерман.
                16. Гийом О'Брайан.
                17. Николас Романофф.
                18. Томас Брейнкрафт.

                P.S.: объявляется день. Лимит — 48 часов.
                P.P.S.: уход Гийома О’Брайана — модкилл. Так что не питайте на этот счёт никаких иллюзий.

                  Оффлайн RK

                  • Consigliere
                  • Administrator
                  • goldsilverbronzethorium
                  • Сообщений: 7507
                  • Няшность: 568
                    •  Мужской
                  Я не успел оглянуться, как день клонился к закату. Найденный нож я давно спрятал в карман. Вместе с Томасом мы наловили много рыбы. Точнее, наловил мистер Брейнкрафт. Моим достижением были лишь два окуня да сом, которого я чуть не упустил.
                  - Вы делаете успехи, Сеймур!
                  - Бросьте, Томас. Я бездарный рыбак. Лучше бы пошёл за грибами да ягодами. Больше толку было бы.
                  - Не говорите так! В конце концов, у нас неплохо складывается рыбалка. Да и собеседник Вы интересный.
                  Тут же я вспомнил то, о чём мы говорили в этот день. Найденная мною рубашка Рауля, подозрения и возможные причины запаздывания помощи.
                  - Ну что, в обратку?

                  Развернувшись с вёдрами с рыбой, мы побрели к лагерю. У костра нас уже ждали Мария и Ян с полной котомкой каких-то грибов и ягод.
                  - Простите, но мы не знаем, что из этого съедобно, а что - нет.
                  - Не волнуйтесь, что-нибудь придумаем.
                  Началась подготовка к ужину, в ходе которой я заметил, что Диего, несмотря на обвинения, не отдаляется от толпы. Он нашёл какие-то алкогольные напитки в вагонах да остатки из мешка с продуктами. Вскоре ужин был готов.
                  - Хотелось бы, чтобы каждый из нас почувствовал себя как дома во время еды. Не нужно волнений и беспокойств. Представьте, что это как в саванне - запрет на охоту среди животных во время засухи.

                  Прошёл час.

                  - Итак. Диего, большинством голосов было принято решение изгнать Вас из лагеря. Вы хотите что-нибудь сказать?
                  - Вы все просто глупцы.
                  - Это всё?
                  Испанец кивнул.
                  Ян уже стоял с верёвкой, а я уже шёл к Диего. Где-то у меня лежал нож. Я надеялся, что эта находка поможет мне, если что.
                  - Можете не беспокоиться. Я не окажу сопротивления. Кстати, я забыл. Последняя просьба - бутылку Бренди я с собой возьму? - Диего помахал склянкой с какой-то жидкостью. - Это из моего купе.
                  - Как знаете.
                  Ян связал за спиной у испанца руки. Мы пошли в лес. Я не считал времени. Но казалось, что прошло уже около двух часов. Небо было кроваво-красным.
                  - Прошу оставить ключ от моего купе со мной. Дорогу я уже не найду. К сожалению, у меня плохая ориентация в пространстве. Лагерь вынес решение, и я повинуюсь. Вдруг я встречу тут кого-то из знакомых...
                  При этих словах Диего усмехнулся. Что он имел под "старыми знакомыми" не знал никто.
                  - Да. Можете оставить. Последнее слово?
                  - Будьте прокляты! Все!
                  Ян, я и Томас молча посмотрели на него и двинулись обратно. Через три минуты ходьбы я обернулся, но испанец стоял на месте, иногда прикладываясь к бутылке.
                  - Будьте прокляты, глупцы! Вы все умрёте! Ха-ха!
                  От этих слов стыла кровь в жилах, а смех сковывал льдом сердце. Мы пошли быстрее. По пути в лагерь мы следили, чтобы за нами никто не следовал. Когда же мы оказались в лагере, я попрощался со всеми и быстро пошёл в купе. Мне было снова страшно. Этот смех... Это безразличие к смертельному вердикту... "Что же сделал с нами этот чёртов Экспресс?"

                  P.S.: объявляется ночь. Лимит - 48 часов. Жду НД. Либо пока не придут все НД. Не забывайте о записках.

                  Список персонажей:
                  1. Вито Корлеоне.
                  2. Диего (Пако Веласкес).
                  3. Мария Фернандес.
                  4. Рауль Гонзалес.
                  5. Лейла Риера.
                  6. Элиза Ириарте.
                  7. Яна Шевчук.
                  8. Адам Смит.
                  9. Эмилия Морган.
                  10. Ян Робэр.
                  11. Гаррет Хаур.
                  12. Джон Смит.
                  13. Хидеаки Абэ.
                  14. Ференц Хуньяди.
                  15. Александра Меерман.
                  16. Гийом О'Брайан.
                  17. Николас Романофф.
                  18. Томас Брейнкрафт.
                  « Последнее редактирование: Февраля 03, 2012, 21:43:06 от Kojima »

                    Оффлайн RK

                    • Consigliere
                    • Administrator
                    • goldsilverbronzethorium
                    • Сообщений: 7507
                    • Няшность: 568
                      •  Мужской
                    Остаться в живых

                    В лагере количество жителей неумолимо уменьшалось. И всё же, по какой-то злой случайности люди не рыли новые могилы и не хоронили людей. Как будто жертвы, чувствуя приближение конца, хотели отдалиться от места крушения подальше. Лагерь стал олицетворением настоящего кошмара, какой не снился бы ни одному писателю, ни одному человеку. Так думали жители, но они ещё не знали, что в Европе скоро родится новая война. Первая среди страшнейших в истории человечества, по сравнению с которой события в потерпевшем крушение Экспрессе покажутся детской сказкой. Но вопрос, что страшнее: убийства и победное шествие смерти на войне либо в мирное время?

                    Дневник Сеймура Кросса:

                    День 20.



                    Снова я встал в какую-то рань. Делать было абсолютно нечего, сон посещал меня всё реже, поэтому я решил скоротать время за чтением. Однако перед этим я заглянул под дверь. Там лежало две записки. Уже без какого бы то ни было любопытства, я поднял их и просто кинул на стол. Спустя час я всё же решил прочитать послания. К моему удивлению, меня они абсолютно не тронули. Хотя нет… Почти… Если верить второму, то все мы совершили преступление. Но верить ли? В этом месте это слово потеряло своё значение, свой смысл. Законы джунглей всё более напористо берут в оборот меня и, боюсь, остальных. Пока что сопротивляюсь, но с каждым днём мысль о бессмысленности этого крепчает.
                    Я сложил записки и сунул в карман. Мне предстояло сходить за водой к реке. Выйдя на улицу, я не обнаружил никого. В вагоне-ресторане тоже было пусто. Наверное, я снова встал первым. Чтобы срезать путь, я решил идти через лес. В одной руке вёдра, в другой нож, найденный у реки. ”Чей он, интересно?” Но разглядывать оружие не было времени. Мысли были заняты другим — поиском злодеев. Спустя двадцать минут быстрого шага я уже был у бурлящей воды, однако к каким-то умозаключениям не пришёл. Вскоре я уже шёл обратно с полными вёдрами воды. Было тяжеловато, но начинать поднимать своё физическое состояние когда-нибудь нужно. Вернувшись в лагерь, я увидел мистера Томаса у костра. Он проверял вчерашнюю рыбу.
                    - Стухла. Я так и думал. Придётся идти снова ловить.
                    - Зато уже не нужно ловить много, не так ли? Доброго утра…
                    - На что Вы намекаете, Сеймур? – старик прищурился. Кажется, я сболтнул лишнего, заикнувшись о каждодневном уменьшении лишних потребителей. – И Вам, Сеймур Кросс, того же.
                    - Да. Неудачно подметил… Мистер Томас, я надеюсь, Вы сможете помочь нам и в этот раз. Однако я решил, что пойду помогу искать в лесу припасы. Кого возьмёте вместо меня?
                    - Жаль, что Вы в этот раз не составите мне компанию… Думаю, возьму с собой Александру Меерман. Может, ей захочется научиться ловле.
                    - Интересный выбор. Будет занятно глянуть на результат. И ещё, Томас… Я не хотел смеяться над нашим общем горем. Просто вырвалось. В этом месте становишься чёрствым.
                    - Я понимаю Вас, Сеймур. Вы ещё молоды. Легко меняетесь…
                    На этом наш разговор закончился. Вскоре все уже вышли из своих купе к центру. Я в очередной раз подозвал собравшихся к себе.
                    - Сегодня нам предстоит ещё один день в борьбе за жизнь. Я решил, что пойду в лес собирать припасы, какие найду. В этом есть у меня опыт. Томас Брейнкрафт опять отправится на рыбалку. Он пожелал взять с собой Александру Меерман. Нужно Также ещё раз сходить к реке и принести ещё воды. Чтобы хватило на целый день, это пусть сделает Ян. Остальные решайте сами, чем займётесь.
                    Все вздохнули. Но я прервал секунды облегчения и думы.
                    - И ещё. У меня есть две записки.
                    Я зачитал их перед всеми:

                    Подозрения

                    Друзья, вы можете не поверить мне, но я спешу предупредить вас. Прошлой ночью мафия не совершила своего убийства. У меня есть подозрения, что одна из них — Элиза. Прошлой ночью мы следили за ней, но она все время просидела у себя. Диего, предполагаемый мафиози, которого мы успели увидеть, вышел из вагона. Но и этому есть своё объяснение. Он заблокировал одного из нас. Он — дьяволопоклонник. И вам не кажется странным то, что единственный, кто не проголосовал против Диего, была она, Элиза.
                    Также просим не строить нелепых догадок по поводу отсутствия статей. Есть масса причин, по которым мы не можем все писать вовремя... Например, плохое самочувствие или даже элементарные проблемы со связью. Конечно, это снова не статья печатная, но она может выпускаться только по итогам НД. Верить или нет... дело ваше...

                    Живые Бенджамин Томас и Дик Финчер

                    Ошибка?

                    Вы зря изгнали Диего. Он был хорошим человеком.

                    Беженец

                    Сложив записки, я посмотрел на людей, окружающих меня. Все молчали. Однако мне показалось, что затем последует обсуждение. Возможно, это было ложное чувство. Я попытался как-то отвлечь всех, обратив внимание на план:
                    - Но для начала хотелось бы услышать ваше мнение о сегодняшнем распорядке, господа.

                    Список персонажей:
                    1. Вито Корлеоне.
                    2. Диего (Пако Веласкес).
                    3. Мария Фернандес.
                    4. Рауль Гонзалес.
                    5. Лейла Риера.
                    6. Элиза Ириарте.
                    7. Яна Шевчук.
                    8. Адам Смит.
                    9. Эмилия Морган.
                    10. Ян Робэр.
                    11. Гаррет Хаур.
                    12. Джон Смит.
                    13. Хидеаки Абэ.
                    14. Ференц Хуньяди.
                    15. Александра Меерман.
                    16. Гийом О'Брайан.
                    17. Николас Романофф.
                    18. Томас Брейнкрафт.

                    P.S.: очередной день на 48 часов.
                    P.P.S.: записка "Финчера и Бенжамина" оформлена как обычная, а не печатная.
                    P.P.P.S.: МиАчКа будет только в воскресенье (скорее всего вечером). Поэтому она, в лице Марии Фернандес, заявила о предварительном голосе за изгнание Элизы Ириартэ.

                      Оффлайн RK

                      • Consigliere
                      • Administrator
                      • goldsilverbronzethorium
                      • Сообщений: 7507
                      • Няшность: 568
                        •  Мужской
                      Полдня я провозился в лесу в поисках чего-то съедобного. Однако моих находок было не так много, но достаточно для шестерых человек... Точнее, вечером будет пять... Неминуемое приближение потери одного из жителей лагеря волновало душу. Внутри как будто появлялся комок паники, обрамлённый тонким слоем льда. Встрепенувшись, я быстрее пошёл обратно к центральному месту жительства, костру. В ведре у меня было много грибов. Ягод я избегал. Мало ли что водится во французских лесах...
                      ...Вскоре я прибыл на место. Томас Брейнкрафт уже готовил рыбу. Рядом с ним сидела Александра и внимательно следила за действиями старика. Однако они сидели как-то странно. Подойдя, я понял, в чём дело. На земле было написано: "Изгнать Элизу Ириартэ. Ян Робэр". Заметив мой взгляд, Мария Фернандес промолвила: "Я тоже против неё. Она слишком нелюдима и подозрительна. Мне тоже кажется, её нужно изгнать". Как ни старался Томас объяснить испанке, что не нужно горячиться, что лучше разобраться, что к чему, она была непреклонна. Александра же молчала. Пытаясь разрядить обстановку, я спросил, как прошла рыбалка. На что последовал ответ:
                      - В порядке. У девочки есть неплохие задатки...
                      Собственно, на этом разговор и закончился.
                      Элизы не было среди нас. И Яна тоже. Я уже решил, было, идти за девушкой, как она вышла и заявила:
                      - Я всё знаю. Вы решили изгнать меня. Что же... Видимо, это судьба. Я ненадолго пережила тебя... Пожалуйста, дайте мне собраться...
                      Я молча кивнул ей. Она вернулась в купе. Почему-то я даже не сомневался в истинности её слов. Другое дело, меня волновало то, кого она имела в виду под словом "тебя". Но долго мне не дали размышлять. Уже через пять минут Элиза вышла. У неё в руках был чемодан. Тем не менее, судя по тому, как легко она его несла, в нём было лишь самое необходимое. Девушка поклонилась нам и проследовала в сторону железно-дорожных путей. Невольно я подался вперёд, идя на расстоянии нескольких десятков метров за ней. А она всё шла. Всё дальше и дальше. Вскоре Элиза была на горизонте уже маленькой точкой. Совсем крохотной на фоне заката. Я сунул руки в карманы пиджака. По какой-то случайности я обнаружил там сигареты. Вытащив одну, я закурил, сев на шпалы и оперевшись на какую-то конструкцию последнего вагона. И всё смотрел, смотрел вдаль на закат и на точку, постепенно исчезающую впереди...

                      Список персонажей:
                      1. Вито Корлеоне.
                      2. Диего (Пако Веласкес).
                      3. Мария Фернандес.
                      4. Рауль Гонзалес.
                      5. Лейла Риера.
                      6. Элиза Ириарте.
                      7. Яна Шевчук.
                      8. Адам Смит.
                      9. Эмилия Морган.
                      10. Ян Робэр.
                      11. Гаррет Хаур.
                      12. Джон Смит.
                      13. Хидеаки Абэ.
                      14. Ференц Хуньяди.
                      15. Александра Меерман.
                      16. Гийом О'Брайан.
                      17. Николас Романофф.
                      18. Томас Брейнкрафт.


                      P.S.: объявляется НОЧЬ (48 часов либо до прихода всех НД). Поэтому как можно тщательнее подходите к составлению ночных действий и, возможно, записок.

                        Оффлайн RK

                        • Consigliere
                        • Administrator
                        • goldsilverbronzethorium
                        • Сообщений: 7507
                        • Няшность: 568
                          •  Мужской
                        Последний герой?

                        Ночью был дождь. Странно, но это было редким явлением за прошедшие двадцать дней. Однако теперь в воздухе стоял запах влажной травы, свежести. Как будто небеса специально очистили это жуткое место от скверны. На востоке солнце медленно, лениво поднималось. И чем выше оно поднималось, тем лучше освещало какую-то фигуру на крыше последнего вагона. Сначала могло показаться, что это призрак. Но это был человек. Это был Сеймур Кросс. Он лежал на краю крыши вагона, свесив ноги вниз, и курил. Затем, поднявшись, он вгляделся вдаль, туда, куда уходили железнодорожные пути.

                        Дневник Сеймура Кросса

                        День 21:

                        Я не заметил, как заснул на земле, облокотившись на последний вагон. Последнее, что я помню — уходящая вдаль Элиза Ириартэ. Проснулся я посреди ночи от того, что шёл дождь, а я уже начал мокнуть. В голову не пришло ничего умнее, чем просто залезть в последний вагон, в первое попавшееся купе и устроиться на какой-то изуродованной койке. Стук капель о крышу убаюкивал. Заснул я так же внезапно, как и проснулся.
                        Ещё было темно, когда я проснулся. Мне было не очень хорошо, и я побрёл в своё купе. Ввалившись туда, я упал на кровать. Но заснуть уже не мог. Одежда была всё ещё сыровата, поэтому пришлось переодеться. Как раз на полу я заметил письмо. На нём был грязевой след от ботинка… Кажется, в темноте не заметил. И всё-таки послание было читаемо... Когда мой взгляд оказался на последней строке, я задумался. Если честно, я был в замешательстве: ”Почему подобное предложение поступило только в конце? Не поздно ли?” Сунув записку в карман, я вышел на улицу. Было всё так же темно, но мне было всё равно — я уже привык не смотреть на часы. В этом месте время словно остановилось. Единственным способом ориентации были рассвет, закат да чья-то смерть наутро.
                        Я решил не гулять попусту вокруг лагеря и залез на крышу своего вагона. Гуляя туда-сюда по нему, я закурил. Потом вдруг захотелось пройтись до последнего вагона да полюбоваться, где я спал. Однако вскоре я наткнулся на Яна Робэра. Догадаться, что это он, было нетрудно — выживших было мало, фигура была мужская. Томасом Брейнкрафтом тут явно не пахло. Я подошёл к парню и слегка толкнул ногу:
                        - Ян, вставай. Чего это ты тут разлёгся?
                        Потом я заметил на его одежде следы от влажности.
                        - Ты чего, тут всю ночь проспал? Дождь же шёл. Ты заболе…
                        Я запнулся. Вспомнив его нелюдимость и весьма нехороший вид прошлым утром.
                        - Ян, прекращай шутить!
                        Попытки разбудить парня никак не удавались. Я вздохнул… Просто вздохнул и подошёл поближе к голове и присел. Кулаки на руках были сжаты. Кажется, его мучили нечеловеческие боли, но он терпел… Глаза закатились, рот был приоткрыт. Даже если и была пена, дождь смыл её… Я закрыл его глаза, прикрыл рот.
                        - Да, Ян. Не повезло тебе. Передай всем привет… И… на, покури. Вряд ли на небесах такое выдают.
                        Я сунул дымящуюся сигарету ему в рот и пошёл к последнему вагону. Сев на краю, свесив ноги вниз, я сидел и размышлял. Снова. Наверное, это было последним, что сохраняло во мне человека…



                        Сидя у костра, я перечитывал записку. В вагон-ресторан мною было принесено достаточно вёдер воды. На реке я даже успел поймать пару рыб, которые на палочках жарились. Найти сухие ветки было тяжело, потому пришлось воспользоваться ненужными и брошенными вещами в вагонах.
                        Я оторвался на минутку от текста и увидел смотрящих на меня Томаса Брейнкрафта и Александру Меерман.
                        - Доброе утро! — старик и девочка кивнули. — Скоро будет готово, угощайтесь. Завтра не из лучших, но что поделаешь… Плана никакого сегодня нет. Будем действовать по обстановке.
                        - Ничего страшного, Сеймур. Всё в порядке.
                        В этот момент подошла Мария:
                        - Ян ещё не появлялся?
                        - Мария, Ян… Он умер ночью.
                        Девушка закрыла глаза. По её виду я бы не сказал, что она сожалеет. Но её выдали руки, сжатые в кулаки.
                        - Ещё одна смерть… Как мне показалось, от отравления.
                        Я оглядел пристально вгляделся в лица каждого.
                        - Кстати, у меня есть для вас записка.

                        Опоздавшее письмо

                        Господа, если мы хотим выжить, прошу не оставлять без внимания мой призыв. Каждый выживший обязательно должен отписаться, детектив он или нет и, если да, назвать имя своего напарника. Это поможет прояснить ситуацию и поможет мне в расследовании. Отказавшиеся могут попасть под подозрение. Кроме того, пишите обязательно правду - лжецы ещё более подозрительны, не так ли?
                        Надеюсь на понимание.


                        Проф. Томас Брейнкрафт

                        По привычке я пустил письмо по рукам.
                        - Если у вас есть предложения по поводу распорядка дня — говорите. Я с радостью приму участие в общем деле.
                        Я снова всмотрелся в их лица. Трое оставшихся в живых. Интересно, о чём они думали в тот момент.

                        Список персонажей:
                        1. Вито Корлеоне.
                        2. Диего (Пако Веласкес).
                        3. Мария Фернандес.
                        4. Рауль Гонзалес.
                        5. Лейла Риера.
                        6. Элиза Ириарте.
                        7. Яна Шевчук.
                        8. Адам Смит.
                        9. Эмилия Морган.
                        10. Ян Робэр.
                        11. Гаррет Хаур.
                        12. Джон Смит.
                        13. Хидеаки Абэ.
                        14. Ференц Хуньяди.
                        15. Александра Меерман.
                        16. Гийом О'Брайан.
                        17. Николас Романофф.
                        18. Томас Брейнкрафт.

                        P.S.: назначается ДЕНЬ. Лимит - 24 часа (народу уже маловато). Голосуйте! При недостаточной активности продлю срок.

                          Оффлайн RK

                          • Consigliere
                          • Administrator
                          • goldsilverbronzethorium
                          • Сообщений: 7507
                          • Няшность: 568
                            •  Мужской
                          Эпилог

                          Я сидел на берегу реки. Но затем мне надоело любоваться колебанием волн. Я двинулся к водопаду. Ещё не вечерело и было достаточно времени, чтобы полюбоваться местными красотами. Ведь никто не знал, сколько нам осталось...

                          Тем временем в лагере:

                          Спиной к вагонам стояла Александра. На неё в упор смотрели двое: Мария Фернандес и Томас Брейнкрафт. Девушка была в бешенстве. В её глазах была ярость и злость. Ладони сжаты в кулаки до такой степени, что побелела кожа на костяшках пальцев. Лицо старика выражало скорбь и отчаяние, усталость и жалость. Он был в отчаянии. Казалось, что в эти секунды он ещё сильнее постарел...
                          Девочка, смотря исподлобя на Марию, медленно и тихо сказала:
                          - Ладно. Воля ваша. Но я уйду сама.
                          - Делай, что хочешь. Главное - убирайся вон, маленькая гадость.
                          - Прикуси язык, стерва! - в голосе у девушки было что-то странное. Это было заметно, когда она крикнула.
                          Александра побежала в своё купе. Тем временем у костра не произошло никаких изменений. Мария начала ходить взад-вперёд. Томас сел на бревно, взялся обеими руками за голову и смотрел в землю. Он не верил, что пришлось изгнать маленьку девочку. Хотя она и вела себя странно.
                          Неожиданно Александра выпрыгнула из вагона. В руках у неё были какие-то свёртки. Видимо, чемодан она просто бы не унесла. Но... Подойдя поближе к двум оставшимся в живых, девочка остановилась.
                          - Ну и чего ждёшь? Проваливай! С первого раза не понимаешь?
                          Александра усмехнулась. Свёртки сползли и... в руках появилось ружьё. Мария открыла, было, рот в попытке сказать что-то, но слова не вылетали. Томас поднял голову и, увидев оружие, уже не выглядел подавленным. Зрачки расширились, в них проглядывался страх и недоумение.
                          - Ах ты, маленькая сучка... Зачем же я дала те...
                          - Замолчи. Думала, Фернандес, что самая умная? Как легко я провела вас всех, особенно Рауля... Пришёл ко мне за помощью. Но помощь нужна была ему. Хотя что уже об этом говорить. Он на том свете. А Диего... Вы так боялись его высказываний и нелюдимости, что повелись на образ бедной маленькой девочки, беззащитной и хрупкой. И Элизу заодно выпроводили. За это действительно спасибо!
                          Мария пылала. Её руки тряслись, она с яростью смотрела на Александру, но направленный в сторону испанки ствол сдерживал её пыл. Томас же был недвижим словно статуя.
                          - И Ян. Ах, бедный Ян. Вы были такой красивой парой, Мария. Но я распорядилась иначе... Что, уже строили планы насчёт детей? Ха! Выдала ты себя сегодня с утр...
                          Мария не могла выдержать этого и бросилась вперёд. Раздался выстрел, но испанка успела вцепиться в ружьё и перенаправить его. Сзади послышался стон - Томас схватился за плечо. Видимо, пуля задела старика. Но девушки продолжили бороться. В пылу борьбы обе упали на землю, ружьё откатилось. Мария села серху на Александру и стала душить...

                          ...

                          Со слов Томаса Брейнкрафта:
                          Я почти лежал на земле, видя, что передо мной идёт драка. Но боль в плече была слишком сильна. Я был слишком стар для таких ранений... Рука... Было такое чувство, что она отнялась... Вдруг резко наступила тишина. Я вскинул голову и увидел, что возни нет. Мария сидела сверху и держала за горло Александру. Но уже не было никаких усилий в движениях испанки. "Неужели она убила девочку?" - промелькнуло в голове. Но... тело испанки почему-то повалилось направо... Она упала на спину. Из её груди торчала катана. Она была чёрного цвета с каким-то иероглифом ("Тьма" - прим. AsakuraV). Девочка, кашляя, выползала из-под Марии. Александра держалась за горло, на нём были следы от удушения, глаза были наполнены кровью.
                          Мария же ещё пыталась двигаться, руками потянулась к рукоятке, взялась и... Руки упали на землю. Она умерла. Она умерла на моих глазах, а я ничего не мог сделать. А Александра всё смотрела на меня, откашливаясь. Затем она встала и медленно подошла к катане. Рывком вытащив её из тела испанки, девочка бросила взгляд в мою сторону и двинулась.
                          Тело не слушалось, рука болела, в груди был жар. Я медленно потянулся к ружью. Девочка встала и стала наблюдать за моими попытками.
                          - Мистер Томас, Вы же не сможете убить человека. Вы же верующий человек. Сами мне об этом говорили... Забыли, да?
                          Я всё ещё пытался дотянуться до оружия. Вот, я схватился за ствол и потянул на себя. Резким движением я вскинул его и направил на Александру.
                          - Мистер Томас, бросьте. Бороться бесполезно. Подчинитесь судьбе. Я же знаю, вы не способны убить ребёнка... Маленькую хрупкую девочку...
                          Резкие вспышки службы в давно ушедшие годы всплыли в моей памяти. Я перезарядил оружие. Руки дрожали, дуло ходило ходуном, но я всё ещё держал винтовку, направленную на Александру.
                          - Томас, бросьте её сейчас же! Я победила! А Вы проиграли. Сейчас придёт Сеймур, но он увидит лишь Вас с катаной в руках и Марию с ружьём. И рядом будет сидеть и тихо плакать Александра Меерман... И расскажет, как вы сошли с ума, споря, кого выгнать... Вместе мы спасёмся. А потом я и его убью!
                          Я не мог этого вынести. Но я решился... Наверное, это было одно из моих самых волевых решений. Я закрыл глаза...
                          - Ну же, бро...
                          ...и нажал на курок. Открыв глаза, я увидел её. Она держалась за живот. Платье быстро краснело. Катана лежала на земле...

                          ...

                          Дневник Сеймура Кросса:

                          День 21:

                          Я услышал вдали звук выстрела и бежал. Бежал что есть сил. Совсем скоро я оказался у обугленного костра, я увидел чудовищную картину. Зрелище, достойное той кровавой ночи. Мистер Томас лежал у бревна и плакал, держась за плечо. Перед ним лежала Александра, а рядом с ней японский меч (я не знал названия), весь в крови. Недалеко было тело Марии Фернандес, уже лежащей в луже собственной крови. Её невидящий взгляд был устремлён в небо.
                          Вдруг я услышал стоны. Это была Александра. Она была всё ещё жива. Но ранение в живот... Как и у Джона тогда. Ирония судьбы! Они нравились друг другу, умерли почти одинаково мучительно...
                          Она схлипывала и давила на живот... Я подошёл к ней, не боясь ничего. Странно, но в лагере я перестал бояться чего бы то ни было. Девочка что-то говорила. Я нагнулся поближе. Ещё ближе...
                          - Ма...ма...
                          Удивлённо я уставился на неё, даже не пытаясь помочь. Я знал, что вылечить её уже невозможно, она обречена на смерть. Девочка глянула на меня пустым взглядом. Это были тяжёлые секунды. Видеть смерть в лицо... Я посмотрел на Томаса. Он уже не плакал. Просто смотрел в одну точку перед собой. Я снова взглянул на Александру. Но жизнь ушла из её глаз. Нагнувшись, я опустил веки. Затем случайно посмотрел на руки девочки. Все в крови, они оголили место на животе, которое она сжимала. Я присмотрелся и увидел, что за подкладкой что-то торчит. Вытащив, я увидел фотографию. Смахнув кровь, я пытался понять, что на ней изображено... Какая-то женщина и рядом с ней ребёнок. Мальчик. Лицо. Всмотрелся в лицо... И чуть не потерял дар речи. Я перевёл взгляд на Александру. Снова на лицо мальчика.
                          "Господи, Боже! Он всё время притворялся девчушкой!" - я сказал это вслух. Заметив шевеление слева, я ошалелым взглядом смотрел на Томаса. Поднёс затем фотографию и указал на де... парня, что был Александрой... Старик уже ничего не понимал. Он смотрел туда-сюда раз пять, пока не сказал:
                          - Это адская поездка. За какие грехи всё это...
                          Я уже осматривал руку Томаса. Рана была не тяжёлая. Пуля прошла навылет, не задев ничего жизненно-важного. Однако старый человек всё-таки. Я перевязал рану и обработал. На это потребовалось время... Но Томас словно окаменел. Затем он дал мне фотографию и попросил посмотреть на оборот. "Я и mon petite Alexandre. Катрин". Видимо, это его мать и он...
                          - Какой-то кошмар...

                          ...

                          За вечер я похоронил умерших. Томас был в купе. Ему нужен покой. Мария и Ян... Они лежали вместе. Я специально скрестил их руки. Ведь именно руки Марии выдали её чувства к французу... Александру я похоронил рядом с Джоном. Я никак не могу посмотреть правде в глаза и всё ещё воспринимал этого, как оказалось, парня в качестве девушки, к которой привык. Катана, которая принесла с собой лишнюю смерть, я оставил вместе с владельцем. Полночи я провёл снаружи - сон никак не лез в голову. Постоянное курение лишь усугубляло моё состояние. Под утро всё же удалось найти приют в своём купе и отдаться в руки отдыху.

                          День 24:

                          Около двух дней я занимался раной Томаса. Он заметно шёл на поправку. Как вдруг услышал снаружи грохот. Выбежав на улицу, я увидел, что вдалеке видна дымка.
                          - Паровоз! - закричал я.
                          Томас уже был рядом.
                          - Наконец-то... Наконец-то... Господь всё-таки услышал меня...
                          - Да. Теперь мы сможем выбраться отсюда.
                          Когда прибыл поезд, оказалось, что эта долгожданная спасательная миссия. Однако помешало им многое: от обвалов на железной дороге до настоящего саботажа со стороны антиправительственных сил. Полицейский сразу же заинтересовался могилами на кладбище и тем, что здесь произошло. Я обещал это сделать в пути... Мне нужен был отдых. К удивлению, персонал понял нас. Медицинской помощи, кстати, мне не потребовалось. Зато я с радостью купил новую пачку свежих сигарет. Это было как нельзя кстати.

                          День 29:

                          Я сидел с Томасом в купе и играл в карты. Рядом стоял стакан с чаем и маленькая бутылка с виски.
                          - Странная штука судьба... Я прибыл сюда со стариком. Это был Сеоман Зилджиан. Но возвращаюсь я снова со стариком. С Вами, мистер Брейнкрафт. И Вы тоже писатель...
                          - Да. С одной стороны, хочется усмехнуться, но... - его взгляд на мгновение заледенел. - Но... Надо жить дальше. Мы прошли этот ужас. Нельзя зацикливаться...
                          - Это Вы себя убеждаете, Томас? Я понимаю Ваше волнение... Человек Вы старый. Но попробуйте посмотреть на ситуацию с другой стороны. Возможно, попробуйте написать книгу... Чтобы другие, читая об этом ужасе, не захотели в нём оказаться. Я, наверное, просто выражаюсь...
                          - Нет, Сеймур. Спасибо за поддержку. Я рад, что я с Вами.
                          - Я тоже рад, Томас. Думаю, можно поработать вместе. Во всяком случае в первое время. Думаю, Вам будет тяжело... Кстати, книжка для внучки. Помните?
                          - Ой! Я её потерял либо забыл! Что же я за бездарный старик...
                          - Вот она! - я вытащил из-за пазухи книгу. Я нашёл её, когда выезжали.
                          - Я не знаю таких слов, чтобы выразить свою признательность... Эта книга помогла мне сохранить себя. И сохранить связь с рассудком.
                          Я улыбнулся и решил оставить разговор на такой позитивной ноте. Вскоре я ушёл в своё купе. Предстояло продолжение разговора с жандармом. Ведь ведётся расследование. Сев в своё купе, я услышал в коридоре разговор:
                          - ...война. Может начаться война. Германская империя и Австро-Венгрия слишком агрессивны. Боюсь, не избежать взрыва.
                          - Важно другое - сможет ли наша Франция побороть неприязнь к этим британцам... И Россия. Вряд ли оставится в сторону эта огромная империя.
                          - Но как... Войны же так просто не начинаются. Нужна же причина.
                          - Причины есть, уважаемый. Нужен повод. Я думаю, вскоре он найдётся...
                          Я закрыл дверь в купе. Почему-то мне вспомнился тот турок, которого мы спровадили в лес. Вспомнился каждый житель лагеря. Интересно, увижу ли я кого-нибудь в пути. За окном был закат. Вдоль путей кто-то шёл. Кто-то с длинными волосами. Мне сразу представился японец. Но я отмёл мысли.
                          - Невозможно.
                          Вспомнил и Рауля, рубашку которого забрал жандарм. Вдруг я вспомнил ещё кое-что... Нож. Я достал его из кармана и начал крутить в руках. Он был достаточно острый... Поезд всё шёл под размеренный стук колёс. Я заметил какую-то надпись...

                          ...Vito Corleone. 1912.
                          ________________________

                          Игра закончилась.

                          Победил город при личной победе Химика!

                          Список персонажей:

                          1. Вито Корлеоне.
                          2. Диего (Пако Веласкес).
                          3. Мария Фернандес.
                          4. Рауль Гонзалес.
                          5. Лейла Риера.
                          6. Элиза Ириарте.
                          7. Яна Шевчук.
                          8. Адам Смит.
                          9. Эмилия Морган.
                          10. Ян Робэр.
                          11. Гаррет Хаур.
                          12. Джон Смит.
                          13. Хидеаки Абэ.
                          14. Ференц Хуньяди.
                          15. Александра Меерман.
                          16. Гийом О'Брайан.
                          17. Николас Романофф.

                          18. Томас Брейнкрафт.

                          Как ни странно, выжил последний номер. И нулевой - Сеймур Кросс. Результат шикарный!
                          ________________________

                          Вот и конец истории.

                          Хочу поблагодарить всех за игру и терпение.
                          Особых благодарностей заслуживает AsakuraV за чрезвычайно проработанного персонажа и отличную игру.
                          Спасибо также игрокам: z-com, МиАчКа, Valeta, u-jinn, Jubei за активность.
                          insaneduke, Musehunter, (evil)spider - аплодисменты за то, что вжились в роли, как нельзя лучше.
                          Избранный, $talker (SS), Flay и Lawliett-san - огромное спасибо за помощь в решении вопросов работы ГМ'а.

                          И ещё раз всем спасибо за поддержку!

                          Я очень старался. Надеюсь, вам понравилось то, что я здесь устроил.
                          ________________________


                          А теперь самое вкусное - роли и абилки:

                          1. Вито Корлеоне - Доктор (Сын Главы группировки)/Пацифист
                          2. Диего (Пако Веласкес) – Телохранитель (Охранник лагеря)/Дьявола Поклонник
                          3. Мария Фернандес – Детектив/Авторитет
                          4. Рауль Гонзалес – Констебль/Юрист
                          5. Лейла Риера – Амбал/Предатель
                          6. Элиза Ириарте – Беженец/Фраер
                          7. Яна Шевчук – Вор/Юрист
                          8. Адам Смит – Главарь банды/Трезвенник
                          9. Эмилия Морган – Убийца/Чистильщик 
                          10. Ян Робэр – Детектив/Партизан
                          11. Гаррет Хаур – Мошенник/Алкоголик
                          12. Джон Смит – Служивый/Потологоанатом
                          13. Хидеаки Абэ – Подставляла/Прокурор
                          14. Ференц Хуньяди – Агент/Психоаналитик
                          15. Александра Меерман – Химик/Сирота
                          16. Гийом О'Брайан – Сержант/Психопат
                          17. Николас Романофф – Сбежавший преступник/Священник
                          18. Томас Брейнкрафт – Паломник/Пацифист

                          P.S.: лог пишется. Сделано около 50%. Тяжело это, потому что делаю в одиночку, как в одиночку всю игру протащил. Думаю управиться за недельку или меньше. Уже, кстати, около 60-ти страниц.
                          P.P.S.: прикол в том, что я забыл, что Паломник блочит отравление маньяком. По счастливой случайности получилось, что Томас не приходил, кроме Диего, к тем, кого пытались отравить... Фух...
                          P.P.P.S.: теперь здесь МОЖНО ПИСАТЬ!